MEND
Как дошли до жизни такой.

2 мая 1998 года – день большой победы в магической Британии. День, когда великий и ужасный Волдеморт был официально и окончательно повержен, и остался лишь кусочком души на призрачном вокзале.
Новую историю магического мира от победы и до настоящего времени можно условно разделить на четыре периода.

Первый период. 2 мая 1998 года – 5 ноября 2003 года.
И было после битвы.

И случилась большая победа при Хогвартсе. Победу отмечали долго и с размахом. Потом занялись делами.
Сначала избрали нового Министра магии – им стал небезызвестный Кингсли Шеклболт. Одновременно был назначен новый директор Хогвартса – вечно прекрасная женщина-кошка Минерва Макгонагалл.
Жизнь магического мира потихоньку начала входить в привычную колею. Отстраивали все, что было разрушено. Отлавливали и судили недобитые остатки печально известной организации "Пожиратели Смерти". Собирали новый Визенгамот. Назначали новых учителей. Сдавали экзамены все те, кто предпочел заниматься войной, а не учебой.
Короче, магический мир чистил перья и пушил чахлую чешую. Весь этот общественно-политический марафет занял примерно три года. На этом время реставрации кончилось, началась эпоха новых законов.
30 апреля 2000 года был принят закон о свободе домовых эльфов. Ходили слухи, что юная и занудная девица Гермиона Уизли довела лысого Министра Шеклболта до бледности и седых волос, капая ему на мозг важностью освобождения эльфов. Правда эта или нет – мнения расходятся, но, так или иначе, закон был утвержден.
В результате такого масштабного решения магический мир получил много свободных эльфов, привыкших жить рядом с людьми, но при этом не особо просвещенных на тему Статута о секретности. Ведь раньше эльф был безвольным, за эльфа думал хозяин, а эльф только выполнял. Поэтому эльфу не нужен был Статут, хозяин ведь не прикажет что-то ему противоречащее. Теперь же эльфы должны были своей головой думать о секретности.
И тут начались проблемы. Эльфы начали селиться рядом с магглами. Эльфы по незнанию нарушали Статут. Магглы не слепые, магглы эльфов, а особенно результаты эльфийского волшебства, видели. Обливайтеры и сотрудники Комитета по выработке объяснений для магглов стали работать круглосуточно и без выходных, штат этих служб был увеличен, но все равно бороться с последствиями "общения" эльфов и магглов приходилось в авральном режиме. Там, где аврал нон-стоп, рано или поздно случаются сбои. Так же и тут, в какой-то момент пошли ошибки – в одном случае память забыли стереть, в другом не совсем правильно объяснили, и другие погрешности в том же стиле. Ошибок становилось все больше, но при этом (что самое удивительное) ничего страшного не происходило. Да-да, именно, от того, что маггл увидел эльфа и не забыл про это, небо на землю не падало.
И тогда начались разговоры: если не видно разницы, зачем усложнять себе жизнь, зачем нужны обливайтеры и выдуманные объяснения для магглов, если можно оставить все, как есть, и ничего не случится. Мороки меньше – результат тот же. Эти идеи постепенно набирали популярность.
5 ноября 2002 года на обсуждение в Министерство был вынесен проект закона об отмене Статута. Автором значился Артур Уизли. Злые языки говорили, что у автора цель корыстная – желание узаконить свое увлечение маггловскими штучками. Но это всего лишь сплетни, те, кто хорошо знали мистера Уизли, понимали, что его предложение продиктовано чистым альтруизмом и желанием, чтобы все были счастливы. В любом случае, проект закона в первом чтении отклонили.
Но буквально через пару месяцев, под давлением общественного мнения (или, точнее, подогреваемого прессой общественного любопытства к маггловскому быту) проект был пересмотрен и отправлен на доработку. Редактирование и повторные чтения растянулись равно на год, но в итоге судьбоносное решение все-таки было принято.
5 ноября 2003 года (точно к годовщине первого проекта, специально подгадывали с датой) Статут о секретности был отменен. И жизнь магического мира круто изменилась.


Второй период. 5 ноября 2003 года – 31 октября 2006 года.
Так вот ты какая, жизнь совместная.

После десятилетий попыток контактов с внеземными цивилизациями и столетий веры в различные легенды о призраках и прочие сказки, среднестатистическое маггловское сознание оказалось готово к новости о существовании по-соседству магического мира. Так что, когда Статут отменили, магглы в большинстве своем лишь улыбнулись и гордо объявили: "Мы так и знали".
А вот маги к тесным контактам оказались не готовы. Выросшие в стерильном мире ритуалов и традиций и привыкшие к мысли, что магглы они маленькие и хрупкие букашечки, маги просто не ожидали столкновения с нескрываемым исследовательским интересом (преследованием ученых с горящими глазами и жаждой узнать различия в физиологии магов и магглов), с явным потребительским отношением (заявления в духе: "Ты маг, а ну-ка наколдуй мне, ах, не можешь, и вот какой ты после этого маг"), а также с теорией вселенского заговора (волшебники с ужасом читали колонки доморощенных теоретиков, утверждающих, что маги все это время прятались, чтобы тайно влиять на мир, и это они убили принцессу Диану, и спровоцировали кризис вокруг Суэцкого канала). Кроме того, волшебники оказались абсолютно не готовы к столкновению с ушлыми юристами, дележу собственности и исков в духе: если невидимый магический дом находится там же, где и видимый дом маггла, то, значит, магический дом является частью дома маггла и принадлежит ему. Еще большим ужасом оказались вопросы и прения на тему "является ли маг гражданином Великобритании". Все это сильно шокировало волшебников. Но это все были цветочки.
Ягодками – самой страшной проблемой совместного существования – оказалось любопытство, причем, с обеих сторон. Любопытные магглы кричали: "Какая прелесть!" – и бездумно хватали древние артефакты, а маги совали пальцы в розетку и неосторожно играли с техникой. Итогом были травмы, а часто и локальные катастрофы. Так, из-за случайно активированного магглом древнего артефакта, в Эдинбурге случилась эпидемия чумы, а неосторожное обращение мага с электричеством стало причиной короткого замыкания и пожара в верхних районах Ливерпуля. И таких эпизодов сотни. А еще магглы столкнулись с магическими животными, и эти встречи тоже не обошлись без проблем.
Происшествий становилось все больше. Напряжение росло. Начались локальные стычки. Масштаб конфликтов постепенно разростался.
Если в 2004 году отношение магглов и магов были из разряда восторженного любопытства, то к 2006 году проблем накопилось столько, что запахло массовой ксенофобией.
31 октября 2006 года считается официальной датой начала маггло-магической войны.

Третий период. 31 октября 2006 года – 21 июня 2007 года.
А вот и подрались, а вот и до крови.

Поскольку в момент отмены Статута о секретности с основных магических объектов была снята защита от всего маггловского (так например, в Министерстве магии начала работать техника), то магглы легко получили преимущество с первых дней, сделав ставку на тактическое оружие.
Собственно, маггло-магическая война и началась с того, что 31 октября 2006 года магглы нанесли несколько прицельных ракетных ударов по Министерству магии и крупным объектам Косого переулка: Волшебному банку Гринготтс, редакциям магических газет. Здания рухнули, все, кто не смог быстро аппарировать погибли от взрывной волны или под завалами, также частично пострадали рядом стоящие дома и находившиеся в них маги. Поскольку вся магия требует четкого знания координат (если аппарировать, то надо точно представлять куда, если бить заклинанием, то нужно видеть в кого), то волшебники сразу оказались в очень тяжелых условиях – неизвестно кто, неизвестно откуда бьет снарядами насмерть – к такой войне они были не готовы. И вся мощь магии была направлена на то, чтобы вычислить "кто и откуда"; иными словами, ставку сделали на разведку, шпионаж, поиск тех, кто может что-то рассказать, и диверсии. Такие действия волшебников разозли обычных магглов, которые сами войну не начинали, а вот под ответный удар попали первыми. Как итог, в придачу к армии, маги на свою голову получили еще злых повстанцев, которые были менее опасны, но все же не совсем безобидны. А основные силы магглов продолжали вести огонь.
Параллельно магглы активно истребляли магических существ: в первую очередь в расход пошли драконы, оборотни и великаны, потом тролли и все, кто попал под руку. Логика в данном случае была проста и незатейлива: данные виды в большинстве своем агрессивные и неуправляемые, а потому потенциально опасные, а значит, чтобы снизить риск, их надо убивать. В итоге многие, в том числе оборотни, были истреблены практически подчистую.
Довольно быстро волшебники поняли, что в таких условиях им не победить, и направили все силы на восстановление магических барьеров (по сути на возврат в состояние до отмены Статута), однако, магглов такой вариант не устроил (куда это вы полезли обратно, а как же магия, а кто нам руины восстановит), магглы предпринимали попытки рушить незаконченные магически барьеры, было много жертв с обеих сторон.
Потери в численном выражении были примерно равные: по несколько тысяч с обеих сторон, но если для магглов несколько тысяч – это незначительный процент, то для магов – это две трети от общего числа.
В мае 2007 года начались первые попытки переговоров, которые в итоге привели к мирному договору, получившему название Второй статут, и подписанному 21 июня 2007 года.
Условия были довольно унизительными для магов. Магическая Британия попадала в полную зависимость от маггловской. Министерство магии становилось полностью подчинено Правительству Британии, то есть статус Министерства магии оказывался не выше, чем у Парламента Шотландии. Магическая Британия была обязана обеспечивать работу Колдомедицинского центра, Центра досуга и Центра приворотов и предсказаний для магглов. В ответ магглы отказывались от научных экспериментов над волшебниками и позволяли восстановить магические барьеры, но при этом обязывали ввести магические пропуски (артефакты, позволяющие магглу пройти магический барьер; выдается любому магглу по первому требованию). Также волшебники брали на себя обязательства контролировать уцелевшие популяции магических существ так, чтобы те никому не причинили вреда.

Четвертый период. 21 июня 2007 года – 15 сентября 2025 года.
И потом наступило сейчас.

С момента подписания Второго статута и по настоящее время отношения между маггловской и магической Британией не сильно изменились. Министерство магии все также подчинено маггловскому правительству. Все три центра исправно функционируют. Единственное, что изменилось, – это система пропусков. Если раньше пропуска в основную часть Магической Британии выдавались всем магглам и по первому требованию, то сейчас маггл может получить пропуск лишь после подписания обязательств не проводить эксперименты на магической территории. Впрочем, это послабление к условиям Второго статута особого значения не имеет.
Большинство магглов абсолютно не хочет лезть в основную часть магической Британии, им вполне хватает ручных магов из трех центров, которые прекрасно обслуживают основные капризы магглов.
И, собственно, такое положение вещей и привело к тому, что многие магглорожденные начали отказываться от магических способностей: зачем учиться и жить в подчиненной магической Британии, когда можно жить в маггловской и пользоваться всеми благами магии.
Такой вот статус-кво мог бы, вероятно, длится и дальше, если бы не одно обстоятельство.
В сентябре 2025 года в разных местах Лондона начали бесследно исчезать маги и магглы (подробности тут).

Вместо постскриптума.
После отмены Статута на территории Британии, магглы других стран принялись активно искать магов на своей территории, и те вынуждены были либо уходить в глухую изоляцию, либо тоже отменять Статут. Там где Статут был отменен, история получилась аналогичной британской в лучшем случае, в худшем – магов истребили подчистую. Те, кто выбрали изоляцию, перестали контактировать не только с магглами, но и с признавшими отмену Статута магами, как итог, что стало с изолянтами, неизвестно.

Остальные подробности тут